Menu

Благородство или диверсия?

 Речь здесь пойдет об инциденте в Томской области. По мнению томских экологов, пелядь – самый бесполезный для Томской области компенсационный вариант. Во-первых, личинки пеляди плохо приживаются. Во-вторых, пелядь уходит на территорию Тюменской области – наши водоемы она не обогащает

 23 августа Сергею Жабину, председателю Совета общественных экологических организаций Томской области, вручили протокол об административном правонарушении. Его содержание – прецедент даже не в масштабах области, а на уровне СФО. И, очевидно, крайне редкий случай в масштабах России.

 – По сути, меня обвиняют в экологической диверсии, – говорит Сергей Жабин. – Мое правонарушение заключается в том, что 10 июня как частное лицо я выпустил в Ушайку 30 особей речной радужной форели и трех осетров. Оказывается, выпущенная мною рыба подорвет поголовье особей Обского бассейна.

– Конечно, ничего страшного с поголовьем не случится, но так построена административная практика – кого-то наказать, чтобы другим неповадно было, а вдруг завтра кто-то в Томске решит крокодила в Ушайку выпустить? – прокомментировал решение и.о. руководителя Верхнеобского территориального управления Росрыболовства Михаил Михайлов.

5 сентября по делу состоится административная комиссия. Жабину грозит штраф на сумму 1 тыс. рублей; эколог готовит иск в суд. Правовую помощь ему окажет областной департамент природных ресурсов, где ситуацию называют абсурдной.

Эта частная история, уверен Сергей Жабин, лишь внешнее проявление давнего и крупного конфликта. Так это или нет, но Томск действительно добивается самостоятельности – выхода из располагающегося в Новосибирске Верхнеобского теруправления Росрыболовства и создания Среднеобского.

Радость зарыбления

В начале июня томские СМИ получили позитивный пресс-релиз: «Экологи выпустят в Ушайку 600 особей ручьевой форели и несколько осетров». На берегу речушки в районе Академгородка собралась детвора, которой посчастливилось подержать в руках вертлявую рыбеху, а после, выпустив в Ушайку, лично подарить ей жизнь. Свидетелями были сотрудники областного департамента природных ресурсов, а также руководитель Томского отделения Росрыболовства Сергей Егоров.

Но в реальности в тот день в Ушайку уплыли лишь 30 форелей и три осетра, которых на свои деньги (4,8 тыс. рублей) купил председатель Совета общественных экологических организаций Томской области Сергей Жабин.

– От греха подальше решили обойтись без массового выпуска, который нужно согласовывать с Росрыболовством, а это еще та бюрократия. А частным лицам согласования не нужны, да и речь шла о скромном выпуске, – поясняет эколог. – Помню, все чиновники хлопали, и Сергей Егоров в том числе. Но вскоре из Верхнеобского территориального управления приехала внушительная комиссия: нас собрали в департаменте природных ресурсов и провели беседу – мол, не нужно самодеятельности, решение по зарыблению принимается в теруправлении. Я дал объяснения и представил ветсправки, что рыбы здоровы и были приобретены в хозяйстве. Вроде бы все остались удовлетворены. Я ушел в рейд. Возвращаюсь и узнаю: на меня составлен протокол об административном правонарушении. Еду в Томский отдел Росрыболовства и читаю бумагу за подписью и.о. теруправления Михаила Михайлова: «Почему против Жабина не приняты меры?»

Административный состав

– Состав административного правонарушения, по мнению Томского отдела Росрыболовства, в том, что выпуск трех осетров я с ними не согласовал, а 30 форелей, оказывается, нанесут ущерб биоресурсам Обского бассейна, потому что начнут истреблять поголовье тайменя, ленка, – разъясняет Жабин. – Хотя у меня есть заключение эксперта, которое, как и положено, получил до выпуска форели.

Сергей Иванович ссылается на заключение заведующего лабораторией гидробиологии и рыбоводства НИИББ ТГУ Виктора Попкова (статуснее эксперта в нашей области нет): «В реке Ушайке форель может стать дополнительным и ценным объектом ихтиофауны, потребляющей малоценных рыб (гольян, верховка, пескарь, голец). Ее обитание в воде будет подтверждением восстановления водной экосистемы». (Кстати, на очистку Ушайки за последние годы потрачено 60 млн рублей, чем в Томске гордятся – ведь в речушке уже водятся таймень, форель, хариус).

– Претензии даже не по форели, а по осетрам – это краснокнижная особь, поэтому согласование обязательно, самостоятельно осетра перемещать из водоема в водоем нельзя, – настаивает руководитель Томского отделения Росрыболовства Сергей Егоров. – Штраф – не моя личная инициатива, а исполнение закона.

– Жабин ссылается на заключение томского эксперта, но у нас есть другое заключение – новосибирского и вышестоящего, который дает противоположную оценку, – говорит и.о. руководителя Верхнеобского теруправления Михаил Михайлов.

– Только это заключение появилось в июле, а рыбу Жабин выпускал в июне, – обращает внимание на хронологию заместитель руководителя областного департамента природных ресурсов Виктор Сиротин.

Желание самостоятельности

Сергей Жабин уверяет – его частная история лишь проявление крупного конфликта: Томская область активно добивается выхода из располагающегося в Новосибирске Верхнеобского тер¬управления Росрыболовства и создания в Томске Среднеобского теруправления. Жабин, как представитель общественной экологической организации, активный участник этого процесса и говорит о давно натянутых отношениях с новосибирскими представителями ведомства:

– Нашими водоемами и биоресурсами Верхнеобское теруправление распоряжается не в интересах Томской области. Поэтому наш регион претендует на самостоятельность. Новосибирским чиновникам это не нравится, и, видимо, чувствуя реальную угрозу, они начинают защищаться, нападая. Пока, как видим, по мелочи.

– Область действительно пытается добиться создания в регионе Среднеобского теруправления, – говорит Виктор Сиротин. – И все основания для самостоятельности у Томской области есть: и воды у нас в регионе больше, и протяженность Оби – 1 тыс. 170 км. Именно на территории Томской области находится 70% нерестилищ ценных и особо ценных рыб. Картина изменилась еще в конце 1950-х годов, когда на Оби, на границе Томской и Новосибирской областей, построили плотину.

– И большая часть предприятий (газо- и нефтепроводы, добывающие компании) доминируют в Томской области, – продолжает заместитель руководителя областного департамента природных ресурсов. – Этот момент принципиально важный: такого рода предприятия ежегодно платят солидные компенсации за ущерб, наносимый водно-биологическим ресурсам. Зарыбление водоемов проходит на эти деньги. Но расчет ущерба ведется в Новосибирске, и мы считаем, что интересы Томской области учитываются не в полной мере. Для зарыбления нам предоставляется только пелядь – это самый бесполезный для области компенсационный вариант. Во-первых, личинки пеляди плохо приживаются – гибнет до 90%. Во-вторых, пелядь уходит на территорию Тюменской области – наши водоемы она не обогащает. Для рек области нужны осетровые – они у нас нерестятся, и наша задача – восстановить запасы, чтобы вывести осетра сибирского из Красной книги и предоставить жителям области возможность вылова. Кстати, приживаемость осетровых при выпуске – 98%.

С Росрыболовством ведутся переговоры по воспроизводству осетровых, но решение пока не принято.

Как считают некоторые эксперты, создание Среднеобского тер¬управления решило бы не только проблему зарыбления.

– Уже два года неясность с правилами рыболовства: пишем письма с просьбой внести коррективы – обосновываем, что на территории Западно-Сибирского бассейна не учитывается ситуация на местах. Будь управление в регионе, мы бы на местном уровне могли разработать свои правила и внести корректировки, – поясняет Сергей Жабин. – Снялся бы и финансовый вопрос – Томский отдел Росрыболовства финансируется из Новосибирского теруправления по остаточному принципу (на материальную базу 1 млн рублей в год. – Прим. авт.). Это копейки, в итоге флот стоит – на такой технике опасно выезжать, топлива тоже всегда не хватает. О каком полноценном надзоре на реках может идти речь?

Стремление к самостийности

– Это вечное стремление Томской области к самостийности, – прокомментировал «ТН» желания томских экологов и чиновников Михаил Михайлов. – Сомневаюсь, что результат будет положительным. А пелядь – оптимальный вариант за неимением лучшего. И что значит «рыба уходит в Тюменскую область»? Мы работаем в интересах государства, а не только Томской области (к вам пелядь возвращается после нагула). А чтобы выпустить осетровых, их нужно где-то купить. Стадо есть в Тюмени (но посадочного материала мало) и Хакасии, но с породой проблемы. Надо выращивать свое маточное стадо, чем Томская область наконец-то начала заниматься. Хотя была возможность создать рыбоводческий комплекс еще в 2009 году за федеральные средства – тогда региону предназначалось 80 млн рублей. Но Томская область отказалась, вздрогнув, что не сможет с толком освоить. Теперь жалуетесь?

В очередной раз

– Добиться создания Среднеобского теруправления пытается областная администрация, – завершает Виктор Сиротин. – Письма за подписью замгубернатора Сергея Точилина направлены в разные инстанции федерального уровня. Надеемся, вопрос о передаче полномочий завершится в пользу Томской области.

  «На мой взгляд, ставка на пелядь делается неспроста. Представьте, в Томскую область привозят мешки и говорят: «Здесь 50 млн личинок» (каждая 1,8 рубля). А так ли это? Личинки – не штучный осетр или стерлядь, пересчитать невозможно», – говорит Сергей Жабин

Ситуацию по штрафу, выписанному Сергею Жабину, в департаменте природных ресурсов называют абсурдной

 Верхнеобское теруправление боится потерять часть полномочий, а вместе с ними доступ к большим деньгам, считают некоторые томские экологи. Как пояснил  Александр Ростовцев, директор ЗапСибНИИВБАК (новосибирский институт биоресурсов), компенсационные выплаты предприятий Томской области составляют 4–5 млн рублей в год. В случае создания Среднеобского теруправления под его контролем будут акватории и биозапасы не только Томской области, но и Кемеровской – у регионов общий бассейн, так как Томь и Чулым приходят в этот регион из соседнего.

 

Наши координаты

Телефоны
  8 (343) 219-22-45
    8 (908) 63-08-013
      8 (912) 67-18-994
e-mail
  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.