Menu

Если тонете в России, кричите: «Help!»

Гибель корейского траулера «Орионг-501» в Беринговом море унесла более 50 жизней и открыла миру неприглядную правду: в нашей морской державе не хватает спасательного флота. «Орионг-501» вел промысел минтая в Беринговом море у побережья России. 1 декабря он находился в 115 милях от поселка Беринговский (Чукотский автономный округ), когда его накрыла большая волна. В результате судно затонуло. На его борту находилось более 60 человек – граждане Республики Корея, Индонезии, Филиппин, а также инспектор нашей погранслужбы. Спасти удалось семерых, включая россиянина. Остальные числятся погибшими, либо пропавшими без вести.

В спасательной операции приняли участие российские и южнокорейские рыболовные суда, американский самолет «Геркулес», корабли Береговой охраны США с вертолетами на борту.

Вскоре после ЧП на Камчатку прилетели дипломаты Республики Корея, Индонезии и Филиппин. Видимо, узнав, что поиск людей в районе гибели судна координируют из Петропавловска, они решили, что именно здесь найдут ответы на все вопросы.

Для них 4 декабря в Центре управления кризисными ситуациями Главного управления МЧС по Камчатскому краю было устроено совещание. Высокие чины, погоны, атмосфера напряженной работы, царящая в ЦУКСе, должны были убедить иностранцев, что великая морская держава никого в беде не бросит. Но за этим парадным фасадом скрывалось бессилие.

Повторюсь, поиск вели рыболовные суда частных компаний и БОХР США. Спасательной авиации и спасательных судов России в зоне поиска не наблюдалось. Причина проста: в стране, которая омывается 12 морями Мирового океана, фактически нет морской спасательной службы.

Официально Госморспасслужба и ее бассейновые аварийно-спасательные управления (БАСУ) пока живы. Но последние лет 20 они пребывают в полуобморочном состоянии. Взять, к примеру, бывшее Камчатское БАСУ. После банкротства, которое случилось в 2000-м, это абсолютно разоренная организация, у которой не осталось ни сил, ни средств, чтобы снарядить спасательную экспедицию в Берингово или Охотское море.

Отечественные рыбаки давно смирились с тем, что их спасение – дело их собственных рук. Но иностранцы все еще ждут от России выполнения Международной конвенции по охране человеческой жизни на море. На совещании в ЦУКСе консул Республики Корея напомнил, что в 2011 году его страна отправила ледокол со спасательной командой на помощь российскому траулеру «Спарта», который терпел бедствие у берегов Антарктики. Ледокол прошел 3.700 километров, чтобы вызволить наших рыбаков из ледового плена.

А за пять лет до этого корабли и вертолеты Береговой охраны Республики Корея спасали членов экипажа российского сухогруза «Синегорье», затонувшего в Японском море. Теперь корейцы вправе спросить: а что сделало наше государство для спасения экипажа их судна, потерпевшего бедствие у российских берегов? Но нет у нас ответа на этот вопрос.

Когда международная делегация, приглашенная в камчатский ЦУКС, благодарила наших чиновников и спасателей за помощь, было очень неловко. Ведь благодарить не за что. Их вклад в спасательную операцию оказался равен нулю. Единственная государственная служба, заслужившая «спасибо», – морской спасательный подцентр, который координировал действия экипажей, искавших рыбаков с «Орионга-501». Иностранцы выразили желание посетить его. Но им было сказано, что это – «режимное помещение».

Наверное, наши гости подумали, что спасательный подцентр – какой-то грандиозный штаб, по масштабу и важности не уступающий МЧС. А это всего лишь два человека (начальник и дежурный) с двумя телефонами и одним факсом. Когда приходит сигнал бедствия, они сутками сидят на работе, обзванивают судовладельцев, уговаривая их принять участие в поиске и спасении. Но те идут навстречу далеко не всегда. А если согласятся помочь, то нет гарантии, что они действительно осмотрят заданный район.

На упомянутом совещании в ЦУКСе один из представителей российской стороны откровенно сказал, что наши рыболовные суда, которых впрягли в спасательные работы, уже бунтуют, требуют отпустить их на промысел. Рыбаков можно понять. Они шли в море зарабатывать, а вместо того теряют промысловое время и деньги. Конечно, в первые часы после ЧП на помощь обязан спешить весь флот, который оказался рядом, независимо от форм собственности. Но уже, по крайней мере, на вторые сутки эстафету поисковой операции должно принять государство. А оно изо дня в день, из недели в неделю перекладывает свою работу на других, потому что не в состоянии ее выполнить своими силами.

К счастью, есть рядом наш злейший друг – США, у которого самолеты и корабли всегда готовы прийти на выручку. Так что, если будете тонуть в России, помощи просите по-английски – «Help!». Так больше шансов ее получить.

Наши координаты

Телефоны
  8 (343) 219-22-45
    8 (908) 63-08-013
      8 (912) 67-18-994
e-mail
  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.