Menu

Перекрестки и тупики на путях проводимых ВНИРО реформ российской рыбохозяйственной науки

Всероссийский НИИ рыбного хозяйства и океанографии вместо координации исследований присвоил себе надзорные, а зачастую обвинительные функции, благодаря чему легко переводит стрелку ответственности на других, считает главный научный сотрудник ТИНРО-Центра, профессор Вячеслав Шунтов.

С предложениями об усилении властной роли ВНИРО среди рыбохозяйственных институтов его руководители стали выступать еще во второй половине 1990-х гг., пишет в статье, опубликованной на Fishnews, главный научный сотрудник ТИНРО-Центра Вячеслав Шунтов. Причем, отмечает он, уже тогда сама идея иметь в огромной стране, раскинувшейся на 9 часовых поясов, один макроинститут не была новой.

«До крупных реорганизаций как в 1990-е гг., так и в первое десятилетие текущего столетия дело не дошло. Росрыболовству было не до этого, да и его руководители менялись в то время как в калейдоскопе. Но ситуация резко изменилась в последние годы и особенно с назначением директором ВНИРО профессора М.К. Глубоковского, который некоторое время был заместителем директора этого института, а еще раньше окончил политическую школу, отработав два срока в качестве депутата Государственной Думы», - комментирует ученый.

Михаил Глубоковский, хотя пока и не добился того, чтобы сделать бассейновые институты филиалами ВНИРО, и не получил полного права распределять государственное финансирование, «при поддержке Росрыболовства и некоторых авторитетных представителей академической и вузовской науки в центре значительно усилил вертикаль власти головного института», считает Вячеслав Шунтов.

Как отмечается в статье, нынешний директор ВНИРО, будучи опытным политиком, начал с провозглашения двух привлекательных тезисов. Во-первых, о выводе России к 2020 г. в лидеры мирового рыболовства, во-вторых, о том, чтобы для достижения этой цели организовать и возглавить 19 инновационных проектов (прорывов).

«Судя по всему, особую гордость и М.К. Глубоковский и его соратники испытывают в связи с тем, что им удалось через Федеральное агентство по рыболовству (Приказ № 104 от 06.02.2015 г. «О представлении материалов, обосновывающих общие допустимые уловы водных биологических ресурсов …») внедрить в практику свои представления и, по-видимому, личные интересы на регулирование рыболовства (прогнозы, разработка ОДУ и т.д.), а главное — о распределении ответственности между региональными институтами и ВНИРО за сбор информации, ее обработку и формирование рыбопромысловых прогнозов», - полагает Вячеслав Шунтов.

«Опускаю в этом очерке различные рекомендации в приказе, в том числе на тему, что делать при отсутствии необходимой информации. Замечу только, как при этом подсказывают пути преодоления дефицита информации: диагностирование биологических рисков, поиск приближенных аналогов, манипулирование графиками и, конечно, опираться на модели. То есть замах на точные расчеты и обоснования заменяются приемами, похожими на методы средневековых алхимиков», - указывает автор статьи.

После этих манипуляций, обращает внимание он, нужно оценивать воздействие промысла на окружающую среду, в том числе дать «оценку возможного воздействия на биоценозы в ходе промысла с учетом применяемых орудий промысла, различной уязвимости биоценозов разных типов…».

«Можно подумать, что это шутка. Ведь для суждений о состоянии биоценозов, их составе и структуре нужны специальные экологические исследования и конкретная информация, которую можно получить путем комплексных съемок. Но ВНИРО, исповедуя формальные методы и подходы, как раз против «дорогих морских экспедиций», во время которых и делаются съемки», - отмечает Вячеслав Шунтов.

«Особенно наступательной и даже беспардонной» позиция ВНИРО в рассматриваемом приказе Росрыболовства выражена в ранжировании ответственности исполнителей за разработку ОДУ и прогнозов на четырех этапах их прохождения: сбор первичных данных, обработка этих данных, обоснование прогноза и его проведение через государственную экспертизу, - считает ученый. «Нет никаких сомнений, что последний пункт должен оставаться за ВНИРО, ведь в итоге все и вся в функционировании страны сосредоточено в столице. В качестве сборщиков информации в специальном приложении к Приказу Росрыболовства, как и положено, фигурируют в основном региональные институты и лишь изредка ВНИРО», - комментирует главный научный сотрудник ТИНРО-Центра.

Обработка исходных материалов в Приказе также оставлена в основном за региональными институтами. Но официально прогнозами эти региональные обоснования имеют право называться только после третьего этапа. «Вот здесь и раскрывается кредо нынешнего ВНИРО, а также умение присваивать физическую и интеллектуальную собственность, принадлежащую другим специалистам, коллективам и учреждениям. Правда, за второстепенными объектами в числе прогнозистов допускаются участие и ответственность специалистов региональных институтов. Но за основными промысловыми объектами, особенно валютоемкими, это право оставлено только за ВНИРО», - обращает внимание Вячеслав Шунтов.

Как отмечает автор статьи, согласно основополагающему приказу якобы только ВНИРО дает прогнозы по всем стадам минтая, трески, самых ценных из палтусов — белокорого и черного, сельди, тихоокеанских лососей, крабов-стригунов, камчатского и синего, кальмаров и трубачей. «За НТО ТИНРО оставлены такие второстепенные или менее ценные объекты, как стрелозубые палтусы, камбалы, макрурусы, окуни и некоторые другие. Невероятно, но ни у кого из тех, кто разрабатывал Приказ и кто его утверждал и подписывал, не возникло элементарного сомнения или вопроса: как может московский институт, находясь за тысячи километров от дальневосточных морей, где сосредоточен основной биоресурсный потенциал страны, не проводя в них регулярных исследований, давать обоснования и прогнозы вылова? Оказывается можно, но для этого нужно присвоить чужой труд», - комментирует ученый. Он задается вопросом: не приобретает ли и ВНИРО в результате нынешних реформ признаки организации-рантье в рыбохозяйственной науке?

 

«Рассмотренное выше ранжирование задач по четырем признакам ВНИРО представляет как «распределение ответственности». Это было бы приемлемо, но ход событий показывает, что ВНИРО за плохие прогнозы отвечать не намерен. Для ответственности, по замыслу головного института, существуют конкретные исполнители из региональных институтов, которые, следуя логике ВНИРО, прогнозов не дают, а представляют только материалы», - пишет Вячеслав Шунтов. В качестве примера он приводит летние события на лососевой путине 2015 г.

Наши координаты

Телефоны
  8 (343) 219-22-45
    8 (908) 63-08-013
      8 (912) 67-18-994
e-mail
  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.