Menu

Раздел Южных Курил??

Сегодня президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ согласовали текст заявления о совместной экономической деятельности на Курилах. Теперь, прекращая играть в «исторический пинг-понг», эксперты с обеих сторон начнут «подробные консультации по согласованию условий, форм и областей совместной хозяйственной деятельности на упомянутых Южных Курильских островах».

«Эксперты по линии МИД, по линии соответствующих министерств будут обсуждать возможность налаживания совместной хозяйственной деятельности», - рассказал помощник главы государства Юрий Ушаков, добавив, что совместная деятельность будет осуществляться на основе российского законодательства.

Однако ранее общественники выступали против такой инициативы. Накануне в Москве проходил круглый стол, на котором спикеры выступали за сохранение полного суверенитета России над Южными Курилами.

«Любые попытки разговора о мирном договоре с Японией даже через призму совместного экономического использования территории недопустимы, потому что это прямое нарушение итогов Второй мировой войны, и это может привести к самым неприятным последствиям не только в России, но и в мире», - предостерегали общественники.

Но, как видно, их призывы были проигнорированы? Чем это может быть вызвано и как теперь «разделят» Южные Курилы? Об этом в интервью Накануне.RU рассказал экономист, общественный деятель, экс-зампред Счетной палаты РФ Юрий Болдырев.

Вопрос:Сегодня президент России и премьер-министр Японии согласовали текст заявления о совместной экономической деятельности на Курилах. Чего можно ожидать от такого шага, как Вы на это смотрите?

Юрий Болдырев: Я категорически не приветствую подобное решение. Потому что если есть территория, на которую претендует наш сосед, то надо самим осваивать её. Можно совместно осваивать с другими – китайцами, вьетнамцами, кем угодно ещё - но не с теми, кто претендует на эту территорию. Не нужно создавать ползучие прецеденты, когда у них будет всё больше и больше оснований на эту территорию претендовать.

Вопрос:Могут возникнуть какие-то проблемы?

Юрий Болдырев:Проблемы могут возникнуть любые - вплоть до того, что через сколько-то десятилетий возникнет механизм реальной зависимости этих территорий от Японии, в том числе ситуация, когда значительной частью населения будут либо японцы, либо даже не японцы - а кто угодно, по факту ориентированные на Японию. Мне кажется, этого делать ни в коем случае нельзя.

Я думаю, что денег, которые потратили на Олимпиаду-2014 и чемпионат мира по футболу 2018 г., с лихвой хватило бы для полноценного освоения этих островов, создания там мощной рыбопродуктовой базы, приличных условий для жизни людей.

Вопрос:Но что именно толкает нашу страну заключать такое соглашение, на Ваш взгляд? «Денег нет»?

Юрий Болдырев:Я не обвинитель в суде, тем более, достоверных данных у меня нет, но мне это кажется неправильной игрой. Здесь всё чётко и однозначно - до тех пор, пока на территории Японии находятся военные базы США, пока Япония является союзником того, кто не является, безусловно, дружественным к нам государством - до тех пор вообще должна быть однозначно чёткая позиция – ни о чём по этим территориям даже не разговаривать.

Вот станет Япония когда-нибудь членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), например, или ещё какого-то сотрудничества - примеры показывают, что даже и тогда опасно передавать территории, как в составе СССР Крым был передан Украине - но, тем не менее, вот тогда можно о чём-то разговаривать. Даже если станет Япония нейтральным государством, тогда можно хотя бы о чём-то думать. Но до тех пор, пока она - союзник нашего потенциального противника, с моей точки зрения, позиция России должна быть однозначна - вообще не должно быть никаких даже разговоров о каком бы то ни было совместном освоении.

Вопрос:Есть ли в мире практика совместных экономических зон?

Юрий Болдырев:Я допускаю, что есть, но только не между государствами, находящимися в состоянии отсутствия мирного договора, не между государствами, стороны которого находятся фактически в противостоящих военных блоках. Это категорически невозможно.

Вопрос:То есть, возможно, за этим соглашением последует заключение мирного договора?

Юрий Болдырев:Мне кажется, последовательность должна быть другая. Уважающее себя государство должно заявлять чёткую позицию - никаких разговором о том, чтобы Охотское море могло даже теоретически перестать быть нашим внутренним морем. Хотите построить у нас свой завод - давайте подумаем. По территориям – не о чём разговаривать. Точка.

Вопрос: То есть с ними возможно все-таки вести какую-то экономическую совместную деятельность? Какую?

Юрий Болдырев: Любую, но только без намёков на возможность даже обсуждения вопроса о так называемых для Японии «северных территориях». Я хорошо отношусь к японцам как к людям созидательным, способным без энергетических и сырьевых ресурсов создавать высочайшего уровня промышленность и технологии. Но у всех свой интерес. Если я русский, я представляю интересы России, то позиция должна быть, не должно быть «мелко лукавой» торговли: «а вот если действовать на основании декларации 1956 г., а если к ней вернуться, а давайте признаем, что проблема есть».

Нет. Проблемы нет до тех пор, пока США не признают, что есть проблема с Аляской. В голову же не приходит ставить вопрос о том, что у России и США есть проблема с Аляской. Аренда ведь была. Так и здесь – нет предмета для разговора.

Была война. Война закончилась определенным образом. Хотите заключать с нами мирный договор на тех условиях, на которых закончилась война, - заключаем. Не хотите - до свидания.

Вопрос:А как Вы смотрите на то, что при этом «совместном освоении» будет применяться российское законодательство все же?

Юрий Болдырев:Недавно я написал подробную статью в связи с нашей потрясающей, блистательной победой на приватизационном фронте - о том, как были приватизированы 19,5% «Роснефти» нашими катарско-швейцарским «друзьями». Я обратил внимание на то, а почему «Роснефть» не управляется напрямую правительством, как это и положено по Конституции? »Роснефть» управляется «Роснефтегазом», который сам решает, на что направить прибыли «Роснефти». В нормальной ситуации ее прибыль должна была пойти в бюджет, а она идёт не в бюджет, а «Роснефтегазу», которым управляет тот же руководитель «Роснефти» - там уже решают, какие схемы применять.

Это очень яркая характеристика всей системы госуправления в России, в том числе система управления имуществом, которая не ориентирована на реализацию, прежде всего, национальных интересов. Соответственно и здесь. Какой-то странный для меня, хитрый, неуместный крутёж, какая-то непубличная «торговля», нам не очень понятно, о чём они там «торгуются». Соответственно, ничего хорошего от результатов этой торговли, которые будет приниматься ради ублажения новых «японских друзей», я, к сожалению, не ожидаю.

Это непохоже на действие в стратегических интересах России. У России нет никаких таких проблем с Японией, которые срочно требовали бы: а) заключения мирного договора; б) тем более разговоров о совместном освоении. Вообще нет такой проблемы, кроме как, если есть какая-то скрытая от наших глаз торговля. Или какие-то иные темы, неизвестные нам.

Я уж не говорю, что у это нас подаётся так, что Япония первая решилась на сотрудничество из стран, поддержавших санкции. Стоп. Что значит «решилась»? Всякие разговоры должны начинаться с того, что сначала вы отменяете санкции, а после этого мы готовы с вами разговаривать. Вот позиция уважающего себя государства. А разговор главы великого государства должен быть ясный и прозрачный для населения этого государства. Должно было быть иначе с Японией – мы вас уважаем, любим, дружим, согласны будем на визит, но как только вы отмените санкции. Нет отмены санкций - нет визита. Это была бы позиция уважающего себя государства и власти, представляющей уважающий себя народ.

Вопрос:То есть можно было бы и вовсе отказать? Почему все же не отказали?

Юрий Болдырев:Для меня это, к сожалению, свидетельство какого-то не вполне прозрачного для нас, для народа России, крутежа, какой-то торговли, которая - с учётом странных сделок с компаниями ТЭКа - может быть явно не в интересах России. Я против такой торговли, против такой позиции, против заключения подобных соглашений.

Вопрос:Ранее к властям обращались с призывами не допустить подобных совместных освоений, говоря о том, что это ставит под угрозу суверенитет России. А Вы как считаете?

Юрий Болдырев:Суверенитет России поставлен под угрозу многими неоднозначными действиями. Но я подчёркиваю - даже ситуация, когда Китаю был передан Даманский остров, можно к этому по-разному относиться, но это не передача территорий государству, с которым у нас нет договора о дружбе, мирного договора, это не передача территории государству, которое входит в противостоящий нам военный блок, на котором есть военные базы, оружие которых прямо направленно на нашу территорию.

Здесь же речь идёт именно о совершенно необоснованных, очень опасных переговорах, о самой возможности передачи территорий или совместного освоения, самой возможности отказа от полного суверенитета России на территории в пользу государства, не являющегося дружественным, а входящего в противостоящее нам военное объединение, и на территории которого находятся базы государства с оружием, прямо направленным против нас. Ни малейшего ущемления суверенитета своих территорий в пользу такого государства быть не должно, даже разговоров быть не должно.

Я напомню, что в период СССР США называли Японию образно «непотопляемым авианосцем США у берегов Советского Союза». Совершенно публично был в печати такой образ. Был «непотопляемый авианосец», и в точно таком же статусе он и остался. Ни малейших оснований вести переговоры с этим «непотопляемым авианосцем» в пользу этого «авианосца» нет и быть не должно.

Половников Алексей

Наши координаты

Телефоны
  8 (343) 219-22-45
    8 (908) 63-08-013
      8 (912) 67-18-994
e-mail
  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.