Menu

Кто и зачем организует срочный съезд рыбаков /14.02.2018/

На российском рынке морепродуктов уже более десяти лет происходит парадоксальная ситуация - стоимость рыбы в магазинах в три раза превышает стоимость курицы.

Из этого стоит предположить, что отрасль испытывает дефицит. Но это вовсе не так. Всё дело в том, что основная улова просто продаётся по доступным ценам другим странам. А те, в свою очередь, ввозят морепродукты обратно в Россию - уже по экспортным ценам.

Такая ситуация сложилась из-за нынешнего исторического принципа распределения квот на вылов даров моря. Зачастую, из-за отсутствия конкуренции в отрасли ассоциации добытчиков морепродуктов становятся коррумпированными. Так, например, произошло с Ассоциацией добытчиков минтая. Так, в 2011 году на торговой бирже Великобритании оказались акции гонконгского рыбного холдинга Pacific Andes. Тот, в свою очередь, оказался владельцем 60% российских квот на вылов минтая. Заместитель руководителя антимонопольной службы России Андрей Цариковский рассказал, как это произошло: "Выяснилось, что очень многие организации, которые входили в Ассоциацию добытчиков минтая, имели статус российских компаний. Но, на самом деле, были под контролем китайских компаний. В результате около четырёх лет цены на минтай искусственно поддерживались".

Суть исторического принципа распределения квот и устройство рыбного бизнеса разъясняет экс-президент ВАРПЭ Александр Фомин на примере вылова крабов. "Объемы вылова водных биоресурсов ежегодно определяются Минсельхозом на основе оценки запасов и прогнозов их изъятия без ущерба для популяций. Так, в 2017 году допустимый улов крабов составлял порядка 76 тысяч тонн, причем большая часть квот (58 тысяч тонн) распределена в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне (Берингово, Охотское и Японское моря). Остальное добывают в Северном бассейне, а именно в Баренцевом море", - пояснил он.

Согласно информации эксперта, крабов в РФ до сих пор добывают в количестве менее 2% от всего объема биоресурсов. Это и объясняет столь высокие цены – от 8 до 30 долларов за килограмм. Это отвечает интересам и зарубежных покупателей, которые готовы закупать крабовое мясо за эту стоимость. Сами добытчики получают при этом хороший доход. В итоге в 2016 году было экспортировано 52 тысячи тонн продукции из крабов стоимостью 580 млн долларов, за десять месяцев 2017 года - свыше 44 тысяч тонн на более чем 480 млн долларов. При средней цене краба 20 долларов за килограмм получается 20 тысяч долларов за тонну или 1,12 млн рублей.

Что касается затрат, то здесь они тоже оказываются невелики в сравнении с аналогичными по отрасли. А за счёт огромного количество квот на добычу краба, рентабельность бизнеса достигает, а порой и превышает отметку в 70%. Но при всей этой высокой доходности серьёзных поступлений в госбюджет не идёт. Налог за тонну краба определён всего лишь в 35 тысяч рублей. И это если не учитывать проблему браконьерство, уводящего на теневую зону рынка 9-10 тысяч тонн краба ежегодно. А это - около 12 млрд. рублей.

Россия занимает первое место в мире по экспорту краба, и в ее интересах поддерживать объемы вылова ценного биоресурса, при этом получая соответствующие доходы в бюджет. Это позитивно отразится на инфраструктуре регионов Дальнего Востока и повысит качество жизни всех россиян. Для развития отрасли необходимы и масштабные инвестиции, обеспечить которые может лишь крупный инвестор, заинтересованный в долгосрочном и легальном бизнесе. При сохранении исторического принципа в распределении крабовых квот новые инвесторы зайти на этот рынок не могут, а владельцам исторических квот особого желания инвестировать в новые суда, да и повышать наполнение бюджета государства нет резона, у них и так все хорошо.

Казалось бы, учитывая все эти факторы, перевод с исторического принципа на аукционную систему, предполагающую покупку инвесторами квот на конкурсной основе, кажется очевидным. Но по мнению сторонников действующей схемы, отрасль умрет из-за отсутствия у потенциального покупателя денег для покупки квот и тысячи моряков останутся без работы. Это, согласно приведённым аргументам, может повысить градус социальной напряжённости среди работников сферы. Кроме того, исторический принцип позволил владельцам квот начать строительство судов, чего не было уже очень долго.

Выглядят данные тезисы довольно сомнительно. В 2008 году были распределены 10-летние квоты на вылов водных биоресурсов, но за прошедшие 10 лет не было построено ни одного крупнотоннажного рыболовецкого траулера. Контракты на строительство появились лишь после принятия два года назад стимулирующих поправок в законы. Да и рост социальной напряжённости в данном вопросе слишком размытое понятие. Ведь количество рабочих мест в отрасли останется неизменным. Становится понятной и объяснимой истинная причина экстренного проведения IV Всероссийского съезда работников рыбного хозяйства (к слову, подобных съездов не проводили уже пять лет). Срок действия прежних квот заканчивается в начале 2019 года, и стремление защитников прежней схемы подать коллективное письмо в начале марта основному кандидату на пост Президента РФ становится очевидным. Ведь рост социальной напряженности – именно тот фактор, которого власти всеми силами пытаются не допустить перед выборами. Теперь решение по распределению квот в руках главы государства.

Источник: rostovgazeta.ru

Наши координаты

Телефоны
  8 (343) 219-22-45
    8 (908) 63-08-013
      8 (912) 67-18-994
e-mail
  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.