Menu

Рыбка моя золотая /05.03.2018/

Скорбные песни «о рыбе» – о её стоимости и качестве – периодически всплывают в российских СМИ. Даже государственные телеканалы пытаются разобраться: почему морепродукты в стране зачастую дороже мяса. Каждый новый руководитель Росрыболовства обещает своими костьми лечь, но обеспечить «дорогих россиян» вкусной рыбой, которую можно купить, несмотря даже на всё тощающий кошелёк. Но руководители меняются, а рыбка всё дорожает и дорожает. Кто виноват? И что делать? Об этом и многом другом – в рыбном расследовании «Аргументов недели».

Ты рыбачка,я рыбак

Новый всплеск интереса к этой теме возник после выступления руководителя Мурманского рыбокомбината Михаила Зуба в декабре 2017 года на прессконференции Владимира Путина. Рыбопереработчик, глядя в глаза президенту, рубанул: «Мы знаем, как повернуть так, что рыба с Дальнего Востока будет по 80 рублей продаваться, а не по 300. Раньше треска стоила 60 копеек, а курица — 2 рубля. Сейчас курица стоит 100 рублей, а треска — 300 рублей. Что мы издеваемся над людьми?!»

Обычно по законам нормального рынка любой продукт дорожает, если спрос превалирует над предложением. В нашей стране всё наоборот. Прошлый — 2017 год стал рекордным по улову за четверть века. В 2017 году отечественные рыболовные компании отгрузили почти 5 млн тонн - по 33 кг на каждого жителя страны! Это позволило выйти на четвёртое место в мире. Об этих рекордах чиновники кричат из каждого утюга. Но забывают добавить, что сравнивают нынешние показатели с низкой базой 1990-х годов, когда рыбное хозяйство сознательно и целенаправленно разрушали те, кто и сегодня сидит в начальственных кабинетах. У профессионалов бравурные репортажи вызывают горькую усмешку.

— Давайте сравним не с «лихими 90-ми», надоело уже, а с концом 1980-х. Тогда весь советский рыболовный флот выдавал на-гора 11,3-11,6 миллионов «рыбных» тонн. Мы поочерёдно делили первое-второе место с Японией, значительно обходя США и страны Европы. Доля РСФСР оценивалась в 8-8,5 миллиона тонн. В два раза больше, чем ловят сейчас в тех же границах, — говорит экс-заместитель министра рыбного хозяйства СССР, член научно-экспертного Совета Морской коллегии при правительстве Вячеслав Зиланов.

Между тем внутреннее потребление рыбопродуктов крутится около 1,5-2 миллионов тонн. Особенно резко потребление рухнуло после 2014 года. До того кризиса, по данным Росстата, на душу россиянина приходилось 22,7 килограмма (что соответствует медицинским нормам) и почти сравнялось с советскими временами — 24 кг. Однако уже в 2015 году потребление начало снижаться и составило менее 20 килограммов при подорожании на 20%. В 2016 году из-за снижения покупательной способности потребление упало почти в два раза - практически до 10-11! В 2017-м, хотя подведены только предварительные итоги, оно балансирует на этих же цифрах при подорожании в среднем по стране на 4%.

Чиновники «от рыбы» уверяют нас, что рыба и не может стоить дешевле мяса. Мол, труд рыбака стоит дорого, специальные рыболовецкие суда во обще на вес золота, а РЖД заламывает цену за доставку. По официальным данным, рыбаки в среднем получают действительно неплохие деньги — больше 50 тысяч рублей в месяц. Но и в море они проводят почти полгода. Рыболовецкий флот изношен даже по официальным оценкам Росрыболовства более чем на 90%. А по словам самих рыбаков, «ходим на честном слове и сломанном киле».

И это ещё не всё. Зачастую квоты на вылов в самом рыбном месте, например на Дальнем Востоке, попадают в лапки фирм-рантье, которые не имеют ни своих судов с командой, ни перерабатывающих мощностей на берегу. Зато эти квоты они перепродают минимум в 50 раз дороже рыбакам настоящим.

— Объём рыбаков, которые ловят по купленным у рантье квотам, — примерно 50%. 1300 судов, по данным Росрыболовства, вылавливают рыбу по чужим квотам. Следовательно, объём рынка продаваемых квот в среднем составляет 4,5 миллиарда долларов ежегодно. Причём чёрным налом, — рассказал СМИ директор рыбоперерабатывающего предприятия Виталий Стативка.

Однако, по мнению Ассоциации рыбаков, с которым согласен Вячеслав Зиланов, чёрные объёмы рынка вряд ли превышают 500—600 млн рублей ежегодно. Но в любом случае все эти «чёрные миллиарды» закладываются в стоимость «морских гадов». Но даже несмотря на такие затраты, себестоимость, например, свежепойманной трески в море порядка 70 рублей за кг. Оптовая на берегу — около 120 рублей. Доставка накручивает ещё 20—30 рублей. Потом в дело вступают посредники, и в московских магазинах она взлетает уже до 400—450 (а за якобы охлаждённую могут запросить и все 900!) в зависимости от ценовой ниши супермаркета. Такой же пердимонокль с популярным минтаем. Оптом на Дальнем Востоке его отдают за 60—65 рублей. В столичном магазине в рознице уже требуют 200—250. Вкуснейшая мойва в опте идёт не выше 40—45 рублей при рентабельности у добытчика 20%. В мегаполисах покупатель выкладывает уже 200—250. То есть производителю достаётся треть цены сбыта, которая выросла в 3—4 раза. Кстати, в так называемых цивилизованных странах всё наоборот: 70% получает рыбопромышленник, остальные 30% — другие участники цепочки.

Причём во многих капиталистических странах, где бал тоже правит рынок, но чиновники пекутся о здоровье своего населения, приняты законы, ограничивающие наценку в рознице.

— Например, в Японии, в которой население ест больше всех морепродуктов — 64,7 кг на японскую душу населения, разница между оптом и розницей по некоторым видам рыб не должна превышать 15-30%. Иначе огромные штрафы.

У нас также надо на некоторые виды народных рыб — минтай, путассу, сельдь, мойву и часть рыбы из внутренних водоёмов — законодательно установить предельную разницу между оптовой и розничной ценой порядка 30%. Тогда даже в столичных магазинах минтай будет стоить не выше 150 рублей. Путассу - 90-100. Мойва - 80-90 рублей. Сельдь - не более сотни. Как говорится, «почувствуйте разницу». Это может работать как временная мера, пока правительство наконец-то не озаботится повышением платёжеспособности людей, — уверен Зиланов.

По данным «АН», некоторые оппозиционные партии несколько раз вносили подобные ограничительные законопроекты (они касались не только рыбы, но и внесённых в потребительскую корзину продуктов) в Госдуму, но без объяснения причин они отклонялись правительством. Как утверждают злые парламентские языки, не без активной работы торгового лобби с некоторыми членами кабинета.

«Океан» высох

При таких зверских аппетитах торгашей покупатель голосует рублём за толстенькую курочку, которая обойдётся в два раза дешевле, чем та же треска. Надавать же по рукам сетевым спекулянтам, которые бессовестно грабят нищающий российский народ, практически невозможно. Подавляющее большинство сетевых магазинов с русскими названиями на самом деле принадлежат западным компаниям (расследование «АН» о том, кому на самом деле мы платим деньги, покупая продукты в сетях, читайте в ближайших номерах).

Самое смешное или грустное в этой рыбной истории, что чиновники, живущие в своём мире, поставили перед собой задачу — в ближайшие годы увеличить среднедушевое потребление рыбы на 5-7 килограммов. Как они будут её решать, когда количество живущих за чертой бедности россиян растёт на 3-4% в год?! Наверное, как в анекдоте про осла, которого Насреддин пообещал падишаху научить разговаривать за несколько лет. А там либо падишах помрёт, либо осёл сдохнет.

Понятно, что без снижения неоправданно задранных розничных цен или повышения покупательной способности населения столь амбициозную задачу решить нереально. Прошлый глава Росрыболовства Андрей Крайний, прекрасно понимая, что пока у власти находятся «птенцы гнезда Гайдара», народу ловить нечего, решил попытаться снизить цены на рыбную продукцию, возродив легендарные советские магазины «Океан». Продукция поступала бы в них, минуя накручивающих свои проценты посредников, а розничные наценки директивно были бы ограничены. В результате конкуренция привела бы к общему снижению цен на рыбу и морепродукты в других магазинах.

Понятно, что такого «кощунства» ему простить не смогли. Крайний «по совокупности заслуг» отправился президентствовать в общественную организацию — Федерацию рыболовного спорта России. На пост главного рыбака страны пришёл экономист и юрист Илья Шестаков. Из четырёх его замов только двое имеют прямое отношение к морской флоре и фауне. Логично, что здравую идею с «Океанами» благополучно похоронили за плинтусом российского рынка — бессмысленного и беспощадного.

Рыба из авоськи

«У каждой Марфушки свои погремушки». У наших рыбных «марфушек» новая погремушка называется рыбоводство, или аквакультура (от лат. а^иа — «вода» и сиИша — «возделывание», «уход»). Фактически это разведение искусственное разведение (см. справку «АН») морских или речных обитателей. На специальных фермах из икринок получают мальков, которых затем либо загоняют в гигантские морские или озёрные садки (та же советская авоська), либо выпускают в пруды или на пастбища.

— Практически весь карп, в том числе зеркальный, большинство форели, атлантического лосося (сёмги), белого и пёстрого толстолобика, белого амура и ряд других пресноводных рыб — это продукт аквакультуры. Но если лосось выращивают преимущественно в садках, выкармливая специальным кормом, то карпа, например, — в прудах. Там он в основном нагуливает жирок на естественном корме. Поэтому по вкусу его мясо практически не отличается от дикого карпа, или сазана. И не только по вкусу, но и по составу витаминов, белка, микроэлементов, полезных аминокислот, — рассказывает старший научный сотрудник лаборатории генетики и селекции рыб Всероссийского научно-исследовательского института пресноводного рыбного хозяйства (ВНИ- ИПРХ), кандидат биологических наук Александр Рекубратский.

Как ни странно, но наши чиновники уповают не на прудовую или пастбищную аквакультуру, а именно на садковую. Хотя, по меткому выражению профессионалов, «в садке рыбы, как в бочке селёдки». Когда интересы бизнеса — «взять побольше, вложив поменьше» — начинают преобладать над здравым смыслом, то начинаются рыбные эпидемии.

В прошлом году в Норвегии разразился грандиозный скандал. Западные СМИ разнюхали, а норвежские экологи и биологи подтвердили, что на норвежских рыбных фермах, которые разводят лосося именно в садках, из-за скученности рыбы страдают множеством заболеваний, включая морскую вошь, болезни поджелудочной железы, различные мутации. «У дикого лосося 5—7% жира, а у искусственно выращенного — 15—34%. А в жировой ткани накапливаются все токсины. Соответственно, такая рыба становится самой токсичной в мире», — заявил журналистам основатель Союза охраны природы Норвегии Курт Одде- калв. Зато экспорт рыбной продукции приносит Норвегии более 11,7 млрд долларов в год. Поэтому скандалы стараются заминать.

Случались похожие эпидемии и на российских, вьетнамских, китайских рыбных фермах.

Россияне между тем выкладывают за 1 кг садковой «сёмужки» почти тысячу рублей. И дешевле она быть не может по определению.

— Все корма для лососёвых закупаются за границей — своих нет, малёк — за рубежом. Нет всей своей цепочки от маточного материала к мальку, от малька к сеголетке. Это похоже на отвёр- точную сборку в автопроме, когда все запчасти получаешь оттуда. Причём за доллары, курс которых только растёт. И ситуацию менять никто не хочет. А если вдруг будут введены санкции на этот вид продукции, то мы останемся без лосося. Так как дикий, который добывается в реках Кольского полуострова в мизерных количествах, вообще стоит как чугунный мост. Дальневосточного «берут» около 400 тысяч тонн. Но почти половина — 40% уходит за бугор, а оставшиеся из-за стоимости доставки в европейскую часть России и накруток тоже «кусаются», — констатирует Зиланов.

По мнению бывшего замминистра, сейчас задача номер один — увеличить вылов дикой морской и океанической рыбы, а уж затем заниматься морской аквакультурой. Так как всё равно такая искусственная продукция в большинстве случаев дороже и хуже по вкусу и качеству натуральной.

— Сегодня в Мировом океане вылавливают в год 90-95 миллионов тонн. Продуктивность же вылова с учётом антарктического криля и мезопелагических рыб может достигать 150-200 миллионов тонн. Если взять только нашу двухсотмильную экономическую зону: Дальний Восток, Баренцево и другие северные моря, Балтика, Чёрное море и Каспий, то, по прогнозам Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО), без ущерба для популяций мы можем добывать около 6,5-7 миллионов тонн. К сегодняшним «рекордам» можно легко добавить 2-3 миллиона тонн! Как говорится, бог в помощь. Но этим системно должно заниматься не убогое агентство по рыболовству в подчинении Минсельхоза, а полноценное Министерство рыбного хозяйства, в ведении которого будет всё: от вылова до реализации, — упорно твердит на каждом углу Вячеслав Зиланов.

В рыболовный бизнес потихоньку входят и очень крупные игроки. Поговаривают, что им заинтересовался и экс-губернатор Чукотки Роман Абрамович. Ещё бы, по мнению экспертов, рентабельность в добыче минтая, сельди и трески достигает 20-30%, а по крабу зашкаливает за 100%! Но лучше всех себя чувствуют торговые сети, которые накручивают две, а то и три цены. И обуздать их прожорливость в сложившейся вертикали посредников и накруток может только Владимир Путин, дав команду принять закон об ограничении торговых надбавок.

26 февраля во время Всероссийского съезда работников рыбного хозяйства, на который приглашён Владимир Путин, наверное, стоит ему напомнить слова советского плаката: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы». Иначе большинство россиян не только вкус краба, но и минтая, мойвы, селёдки и трески позабудут.

Олег ГОВОРОВ, Александр ЧУЙКОВ

Аргумент рыбовода Александра Рекубратского

В 2017 году, по данным Росрыболовства, было выловлено чуть больше 120 тысяч тонн пресноводной рыбы. В сообщениях агентства не сообщается, какая это рыба — аквакультурная или дикая, уверен, что эти тысячи тонн — аквакультурные. Ведь дикой речной или озёрной ловят совсем немного. И в основном простые рыбаки. В любом случае есть куда расти. В конце 1980-х аквакультурной рыбы в СССР производили около 400—450 тысяч тонн.

Сейчас в России вопреки слабой поддержке власти формируются две основные точки развития пресноводного рыбоводства. Это Ростовская область (карповодство) и Карелия (форелеводство). Появляются или возрождаются рыбные хозяйства в Астраханской, Тверской и Московской областях. К сожалению, почти забыта на государственном уровне хорошая советская идея создать вокруг городов-миллиоников сеть прудовых рыбохозяйств для снабжения их жителей не мороженой, а живой пресноводной рыбой. Частники этим пытаются заниматься, но им надо оказывать поддержку как сельхозпроизводителям.

— Какая рыба более полезна?

— Дикая рыба более полноценна с точки зрения содержания в ней полезных веществ, потому что она растёт не спеша, без стимуляторов роста. Имеет более широкий круг питательных веществ. Различны и вкусовые качества. Особенно у замороженной и свежей. Желательно покупать живую рыбу. И по возможности дикую.

— Разница в цене - минимум в три раза!

— Что поделаешь, дикая рыба — это еда для богатых и власть имущих. Прудовая, пастбищная — для остальных. Но нельзя говорить, что аквакультура — это однозначно плохо. Если мы забросим рыбоводство, то вообще уничтожим дикую рыбу. Пока она сохраняется от полного вылова только благодаря аквакультуре. 

Источник: Аргументы недели

Наши координаты

Телефоны
  8 (343) 219-22-45
    8 (908) 63-08-013
      8 (912) 67-18-994
e-mail
  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.