Menu

Государство бросает спасательный круг /12.01.2020/

С 2020 года все российские рыбоводы смогут застраховать свое производство при поддержке государства, информирует Национальный союз агростраховщиков. Субсидирование страховки распространяется на лососевые, осетровые и сомовые виды рыб. Поможет ли это "выплыть" уральским рыбхозам? 

 

В огромных аквариумах екатеринбургского гипермаркета меланхолично шевелят плавниками самые разные рыбы. Ценники подсказывают "кто есть кто" и почем. Обычные карпы по 279 рублей, разноцветные карпы кои подороже - 299, острозубая форель - 599, осетр - без рубля тысяча. Дороже всех длинноносая усатая стерлядь - 1299. Однако происхождение товара на ценнике не указано, интересно, откуда эти рыбины "приплыли"? 

 

- Вся живая рыба из Уфы, свердловской нет. Помню, раньше привозили из Среднеуральска, но это давно было, года четыре назад, - поясняет продавец. 

 

Как сообщает Свердловскстат, число рыбоводческих и рыболовных организаций в регионе (по данным госрегистрации) ежегодно снижается: с 92-х в 2014 году оно уменьшилось до 70-ти в 2018-м. Остаются самые стойкие: шесть лет назад в их рядах числилось 14 убыточных организаций, в 2018-м - лишь восемь. Крупнейшие рыбоводческие хозяйства, возможно, и не тонут, но до размеренного брасса или кроля им далеко - изо всех сил пытаются удержаться на поверхности. В рефтинском рыбхозе, приватизированном более пяти лет назад, по-прежнему разводят форель, карпа, осетра, но об объемах предпочитают умалчивать. 

 

- Производство недешевое. В рыбоводстве 70 процентов затрат - на корма. Нужно также создать нормальные условия: скажем, форель не может жить при температуре воды выше 20 градусов. На лето мы перевозим рыбу в карьер, а это транспортные расходы. Вот почему у местного производителя себестоимость получается выше, чем, например, в Мурманске. А законы рынка известны: торговые сети всегда берут то, что дешевле, - говорит представитель руководства рыбхоза. 

 

Кстати, цены в рыбхозах процентов на 30 ниже, чем в магазинах. Например, живого карпа рефтинцы продают по 150 рублей за килограмм. Такую же цену держит рыбхоз в Белоярском, который разводит карпов в наливных прудах возле деревни Некрасово. Но уже несколько лет подряд здесь фиксируют снижение спроса. 

 

- Продажи упали более чем наполовину. Если раньше мы продавали 250 килограммов в неделю, то сейчас - только сто. И поднять цену не можем - продажи тут же падают. Господдержка есть: при продаже рыбы действует региональная субсидия, 30 рублей за килограмм, но она всех проблем не решает, - рассказал замдиректора рыбхоза Григорий Такарлыков. 

 

По его словам, свердловских рыбоводов буквально душат конкуренты из Кургана и Челябинска. На Южном Урале более полутора тысяч бесхозных озер: туда запускают рыбу, и она кормится сама. Когда живой товар подрастет, его "выцеживают" и везут в магазин. Таким промыслом занимаются все кому не лень, а сдают рыбу через официальное предприятие, у которого большая садковая линия. 

 

Дикий карп из челябинских озер нравится покупателю низкой ценой - 100 рублей за килограмм, хотя непонятно, в каких условиях он рос. А чтобы вырастить чистую рыбу, нужны хорошие (и, увы, дорогие) корма. Тонна отечественного комбикорма стоит 58 тысяч рублей, зарубежного, например из Дании, 200 тысяч. Плюс витамины, анализы… 

 

Себестоимость продукции действительно высокая, а покупательская способность сейчас невелика, подтвердил руководитель Уральского филиала Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (УралНИРО) Владимир Скворцов. 

 

- Цена щуки - 200 рублей, но ведь килограмм не купишь, надо брать целую рыбину. Далеко не каждый может себе позволить такие траты. В советское время рыбоводство поддерживали, платили дотацию в пределах цены. Конечно, тогда частных хозяйств не было. И все же сравните: в те годы мы вылавливали 1300 тонн рыбы в год, а в 2019 году - 80 тонн. В Рефтинском рыбхозе раньше производили 2000 тонн карпа, а сейчас только 100, - с сожалением констатирует эксперт. 

 

По его словам, в УралНИРО часто обращаются энтузиасты, например, с севера области: мол, есть водоем, хочу заняться рыбой. Но, когда человек видит раскладку предстоящих затрат, пыл его гаснет. Вообще в рыбоводстве много рисков, это очень непростой бизнес. Поэтому господдержка страхования аквакультуры весьма актуальна. Особенно для тепловодных рыбхозов, работающих на водохранилищах при ТЭЦ и ГРЭС, например, если местная станция внезапно сбросит горячую воду или мазут, от которых может погибнуть значительное количество выращиваемой рыбы, особенно осетровые, наиболее требовательные к условиям среды. 

 

Вообще же, рассуждая о мерах поддержки отрасли, специалисты единодушны: субсидировать нужно не производство, а реализацию рыбы. 

 

- Если бы профильное региональное министерство рекомендовало нашу продукцию и заключило договоры на поставку рыбы в школы, вузы, детские лагеря, это дало бы нам возможность спокойно работать, - предлагает Григорий Такарлыков. 

Кстати, вне зависимости от того, будет дополнительная поддержка или нет, уральские рыбхозы строят планы разведения неприхотливых местных пород рыб без кормления. В общем, пытаются бить соседей-конкурентов их же оружием. 

 

Тем временем 

 

В ноябре прошлого года в России утверждена стратегия развития рыбохозяйственного комплекса до 2030 года, которая охватывает как промысловое направление, так и аквакультуру. Согласно документу, к этому сроку суммарный объем частных инвестиций в отрасль должен вырасти до 613 миллиардов рублей. 

 

Источник: Российская Газета 

Наши координаты

Телефоны
  8 (343) 219-22-45
    8 (967)  907-2000
e-mail
  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.